Previous Entry Поделиться Next Entry
Грушенька
geneura
geneura


Сказала тетя Лена Сереже:

- Растет под нашей грушей дичок. Толку от него никакого: только воду из-под мамы пьет. Ты его срежь, да и выкинь под откос.
Сережа грушу очень любил: такие вкусные на ней груши, объедение.
Она ведь одна в столетнем яблоневом саду: кругом корявые старухи-штрефели, старики-лобо, великаны-ранеты, колдуньи-уельсии.
А груша - стройная, высокая, ей никто не указ; и возле корней её - дочка-дичок.
Совсем молоденькая, тоненькая. Вверх вырос тонкий стволик, да ручки-ветки в стороны раскинула: вот я какова!
На крестик похожа.
Сережа приложил секатор к её стройному стволику: чикнуть - и нет больше дичка.
- Чик-чик!
Как просто. И птичка-невеличка рядом села на ветку, крикнула: чик-чик!
- Сейчас срежу тебя, - сказал Сережа, - и все, не будет в нашем саду дичка!
А Грушенька ему:
- Я не дичок. У меня мама есть - вот она, рядом.
Но ты же у неё воду пьешь, как упырь!
- Я не упырь, а ребёнок. Ребёнки все маму сосут. А ты спроси у неё.
Пошел Серега к маме.
- Мама, я упырь?
- Иногда похож, - мама говорит, - когда с вопросами пристаешь. А в чем дело?
- У груши есть дочка? Надо её казнить?
- Казнить не надо, - сказала мама, - не за что. А вот за садом ухаживать очень важно. Хочешь, чтобы был сад - делай, что тетя Лена говорит.
Пошел Сережа к Грушеньке, обнял ее стройный стволик железным секатором. Сейчас чикну - и все. И птички кругом - чик-чик! Чик-чик!
- Прости - говорит Сережа Грушеньке, - но ты дичок. От тебя саду один вред. Ты не виновата, но так надо.
А Грушенька ему:
- Сколько лет вас мама грушами кормила? Хоть одну оставили? А зачем груше груши? Они её дети. Они - все, что останется от неё на свете. Мама уже старенькая. Я её последняя радость. Сколько груш на землю упало, а проросла одна я. А ты меня казнить хочешь.
- Да не хочу я тебя казнить! - сказал Сережа, - я тебя выкопаю.
Бросил секатор, принёс лопату.
Копал, копал - выкопал Грушеньку.
- В саду, говорит, - тебе места нету, ну, а за оградой - пожалуйста.
И не пожалел стараний, выкопал для Грушеньки яму за участком, у оврага с бобрами, среди кленового самосада.
Не срезал - пересадил.
А ночью - снится ему сон. Как будто спит он в своей постельке, а по оконному стеклу дерево веткой стучит:
- Тук-тук! Тук-тук!
- Кто там?
Смотрит в окно Сережа, а под ним девочка стоит в деревенском сарафане. А по подолу - груши вышиты. Груши, груши, груши...
- Я к маме пришла, - говорит девочка, - там плохо мне, кругом клены-хулиганы, мамы нету.
И видит Сережа - сарафан на девочке весь какой-то мятый, жалкий, драный.
Вышел он на двор - никого нет.
Только ветер в саду ветками шумит, а они как будто разговаривают.
- Я яблоня ранет! У меня детишек целый свет!
- А я груша - я одна на свете. Где мои дети?
А из-за сада, из -за забора - другие разговоры:
Там уже не сад, там клены шумят, там деревья вольница, там о тебе никто не беспокоится.
Шумят клены, Есенина поют, среди их хора едва слышен одинокий голос Грушенькин:
- Мама! Мама!

Утром пришёл Сережа в кленовую рощу, видит - увяли у Грушеньки листочки, а кругом - клены-хулиганы, свистят по ветру, поют матерные песни. Грушенька от них морщится.
Вылил под неё Сережа лейку воды.
- Пей - не жалей,
Расти, Грушенька!
Я к тебе приходить буду.
Я тебя привью, и будут на тебе груши.
Вырастешь большая, высокая, и через забор увидишь маму.

  • 1
Клёны - известные хулиганы! ... Все знают )

До чего ж жалко грушеньку! Расти, Грушенька, пожалуйста.

Картинка очень подходящая, она написана специально к рассказу?

Нет, это картина (масло, холст) художника Анатолия Елисеева: кот рассказывает девочке страшную сказку. Я её неоднократно использовал - и в книжке Елисеева она есть.
Спасибо!

Это чудесно и невыносимо грустно.

  • 1
?

Log in