Previous Entry Поделиться Next Entry
Стихи. Окончание
geneura
geneura
(...)
Однако, вернувшись в спальню, он увидел, что на ложе его кто-то сидит. Этот кто-то поднял голову.
- Сасуко? - спросил он, - что вас привело сюда? Вы больны, вам следует оставаться...
В молочном свете луны вдруг зеленью блеснули два глаза. Огромная кошка, зашипев, бросилась на него. Он успел только отступить, избежав удара сильной хищной лапы с железными когтями по лицу.
Кошка распласталась по полу, уставив на него горящие очи. С шкуры ее сыпались искры. Еще один удар хищной лапы пришелся на стоявший недалеко от ложа столик, расколов его надвое. Кошка прыгнула на Тюдзе, целясь в горло. Он едва ускользнул, страшные когти пронеслись мимо и ударили по седзи, разорвав его в клочья.
Упреждая следующий прыжок прыткой твари, Тюдзе нанес удар мечом, который без вреда скользнул по шкуре, словно она была бронею; он едва удержал равновесие, а зверь, громко шипя, вывернулся в воздухе и встал на задние лапы.
Росту он был почти с Тюдзе. Никогда ему и слышать не приходилось о такой крупной кошке. "Это не кошка" - мелькнула мысль, холодная и быстрая, и так же быстро он отразил мечом новый выпад чудовища. То шло на него, шипя и плюясь, глаза его пылали, отчего Тюдзе чувствовал сковывающую истому, почти робость. С трудом преодолел он слабость и отчаянно бросился в атаку.
Под градом ударов его меча кошка заметалась по комнате, опрокидывая и круша в ней все, яростно визжа и воя. Наконец, Тюдзе удалось прорваться сквозь оборону мельтешащих, оскаленных, острых когтей, зубов и лап и нанести верный, разящий удар. Меч проткнул жесткую шкуру, брызнула кровь.
Чудовище взвыло и, прорвав седзи, выскочило во двор. Тюдзе последовал за ним.
Огромная кошка, двигаясь неровно, прыжками, но все равно очень проворно, убегала к живой ограде двора. Лунный свет серебрил ее сивую в сумраке шкуру. Нет, она не была черной. Неужели рыжая?
Черными были пятна крови, остававшиеся на траве лужайки как пятна туши на бумажном свитке. Зверь скрылся быстро как тень.

Быстрыми шагами он прошел к дому, где уже зажигались огни - проснулась прислуга от криков ночного боя.
Сасуко!
Что случилось, господин?
Сасуко!
Он ворвался в ее покои, едва успев вложить меч в ножны. Комната была пуста. Чуть примятое ложе было холодно как лед. Непохоже, что на нем вообще лежал человек. Он пригляделся и заметил на белом покрывале тонкий клочок шерсти. Кажется, рыжего цвета.
Сасуко пропала, - отрывисто сказал он окружившей его прислуге, - Искать.


"... и, когда ложатся вечерние тени, даже невинные идущие с пастбища домой животные имеют нездешний коварный вид дьявольских оборотней."

Маги Тибета
Александра Дэвид Ниль

  • 1
  • 1
?

Log in